paranoid_android: (Default)
[personal profile] paranoid_android
Чтобы успеть на любой из экскурсионных автобусов, уходящих в 8-30 с автобусного вокзала в различных направлениях, достаточно позвонить на вокзал в 8-00. За вами прилетит минивен, отвезет к кассе, после чего нужно с достоинством зайти последним в автобус под осудительные взгляды других пассажиров, сидящих тут уже минут пятнадцать. Слава богу, ты пришел. В любой стране рано утром очень трудно настроиться на хорошее настроение. К счастью, ворчание сходит на нет довольно скоро, ибо гид выдался совсем разговорчивым, а заря на горизонте обещает солнечный и морозный день. Большое Исландское Шоссе полностью описывает собой всю береговую линию, но сегодня мы по нему практически совсем не едем, а заворачиваем сразу направо вглубь острова. Начинает резко холодать.



Сегодняшняя дорога сильно отличается от вчерашней – едем в подъем, зигзагами, очень близко к массивным горным образованиям с просвечивающими через снег голубоватыми шапками льда. Проезжаем остатки древних вулканов с провалившейся кальдерой, переваливаем по мостам через несколько речушек и выбираемся вновь на равнину, оцепленную со всех сторон горами и опутанную густыми белыми облаками. Снег иногда сливается с облаками и создает иллюзию отсутствия неба. Подозреваю, что викингам это зрелище тоже очень нравилось. Исландия для них всегда была страной особенной, суровой территорией, близкой к богам, и первые поселенцы то и дело отыскивали соответствующие знаки и символы – а поскольку местная природа богата на разнообразные своеобразности, знаков отыскивалось очень много.

Среди одних из таких символов почетное место занимает долина Хаукадалур, где в 13 веке после череды землетрясений образовалось огромное количество активных горячих источников, вырывающихся из-под земли через незначительные трещины в коре, окатывая чистым кипятком любого, кто посмеет к ним приблизиться. Такая агрессия в купе с близостью ужасной Геклы наверняка ввергала мрачных викингов в священный ужас. Источники появлялись и исчезали, становились мощнее или засыпали (навсегда или на время) – но никогда Долина Гейзеров с тех пор не успокаивалась. Среди всех источников наибольший страх и благоговение наводил Великий Гейсир (собственно и давший имя этому чуду природы). Еще бы – столб кипящей воды и пара извергается с шумом и грохотом из-под земли и стреляет на высоту до 70 (!) метров, заслоняя небо и солнце, заставляя всех неподготовленных невольно падать перед собой ниц. К сожалению, в наши дни Великий Гейсир по геологическим причинам спит – в его жерле по-прежнему клокочет и бурлит вода, но извержения крайне редки. Тем не менее, каждый год в Национальный день Исландии правительство требует от геологов что-то там подкрутить, чтобы вызвать принудительное извержение. У геологов получается.

Рядом с кипящим озером Великого Гейсира расположился другой, не менее внушительный источник под названием Строккур, который находится в периоде активной деятельности и извергается эффектно и регулярно каждые минут десять. Он не такой мощный, как его знаменитый сосед - если, конечно, таковым можно назвать 20-ти метровый гейзер… Извержения происходят ступенчато – сначала источник начитает «пучить», словно молоко бежит из кастрюли, вода поднимается на метр-два, балансирует, словно раздумывает, после чего резко взлетает метров на пять-семь и после микропаузы – на все свои двадцать, окатывая парой и брызгами толпу зрителей. Японские туристки с диким визгом разбегаются во все стороны, скользя по вечной наледи вокруг гейзера, потом в бесконечном цикле собираются снова вблизи и даже стараются подойти поближе, несмотря на предупредительные знаки, что тут горячо.

Теперь представьте себе, что Великий Гейсир и Строккур извергаются одновременно. Уже меньше похоже на веселый туристический аттракцион, правда?

В окрестностях очень много источников, но не так много бурной деятельности. Здесь довольно тепло, понятно почему, местами зеленеет мох, даже какие-то цветочки растут. Но стоит отойти метров на 20 в сторону – возвращается зима, и брызги, попавшие на куртку и не успевшие испариться, начинают запросто превращаться в ледышки.

Едем дальше, все по той же долине Хаукадалур, местами плоской, как стол, изрезанной мелкими речками и засаженной рукотворным исландским лесом – низкорослыми елками, расставленными аккуратными рядами вдоль дороги. В глубине сверкают поверхности многочисленных маленьких озер, а на горизонте маячат глетчеры большого исландского плато. На глетчеры едут специально оборудованные джипы с исключительной геометрией ходовой части – их немного, они белые и до отказа забиты будущими ледолазами с кучей канатов, шлемов, кошек и прочей специальной утвари для подъема и проходу по шапке ледника. Разные уровни сложности, детям до 14 не рекомендуется.

Вдруг, останавливаемся у одинокого указателя рядом с невзрачным домиком с сувениром и туалетами. Чего стоим? А здесь, оказывается, располагается знаменитый водопад Гулфосс, или Золотой Водопад. Несмотря на свои внушительные размеры, с дороги водопад не видно и практически не слышно. Река Хвитау течет через долину в глубокой ложбине, скрытая от взоров заплутавших путников. Только сойдя с дороги и пройдя по деревянному настилу метров 70 можно попасть в акустическую зону водопада, урчащего негромким, но вполне уверенным баритоном свою водопадную песню. Много усилий потратили местные жители, чтобы предотвратить строительство гидроэлектростанции на Гулфоссе и сделать его охраняемым национальным достоянием. На вершине водопада стоит мемориальная доска самой яростной защитнице водопада - Сигридур Томасдоттир, дочери владельца этих земель, однажды пытавшегося продать водопад иностранным инвесторам.

Гулфосс совершенно непохож на виденные ранее водопады Исландии. Река течет в большом глубоком разломе – то сужающемся, то расширяющемся и постоянно петляющем провале среди относительно плоской равнины. Всего какие-то 30 метров высоты падения воды, но зато какие! Река в этом месте делает резкую, 90-градусную шикану, и вода вынуждена падать двумя ступенями, сначала маленьким растянутым уступом, а потом разом обрушивается большим уступом вниз, на труднодоступное дно провала. Зрелище получается размашистое, динамичное, похожее на свободный росчерк неведомого ландшафтного дизайнера. А здесь у нас будет… вот так! В отличие от многих других водопадов, на Гулфосс можно смотреть в основном только сверху и даже в зимнее время легко в нескольких местах подойти непосредственно к краю воды и завораживающе попялиться в черные водовороты, ограненные ледяными наростами самых причудливых форм, ожидающих вот-вот отвалиться и полететь в бездну. Но из бездны поднимается пар, а капли влаги не успевают провалиться и висят в воздухе, только укрепляя ледяную бороду водопада, пока наконец гравитация не возьмет вверх. По склонам водопада, полностью игнорируя таблички с запрещениями, упреждающие шлагбаумы из массивных цепей и чувство самосохранения лазают безбашенные фотографы, благодаря которым на открытках и календариках появляются совершенно невозможные ракурсы этого чуда природы.

Разворачиваемся и едем в обратном направлении, в сторону Национального Парка Тингвеллир. Этот природный и культурно-исторический парк раскинулся в, наверное, наиболее приспособленном для жизни и одновременного единения с природой месте на самом тектоническом разломе евроазиатской плиты, базальтовые края которой то и дело выпирают грубыми неотесанными зубами из-под земли. Тингвеллир мне запомнился озерной долиной с довольно солидной лесополосой, не совсем характерной для остальных мест Исландии. Посреди парка раскинулось самое крупное природное озеро острова – Тингвайлаватн, за которым, кажется, с северной стороны находятся остатки самого древнего парламента в мире – схода викингов Алфинги (очень похоже на английское all things, и в принципе именно это и означает).

Переселившиеся в Исландию викинги выбрали это местом своим парламентом в 930 году, из-за подходящих солидных скал, рек, озер, создававших необходимое ощущение важности и значимости, а так же из-за относительной легкодоступности долины изо всех регионов острова. Максимальное время добираловок до парламента в те времена составляло 17 дней. Там даже есть натуральный камень, получивший название Лёгберг (камень закона), идеально подходивший под трибуну, с которой вещали ораторы. Сама территория ограничена высокой базальтовой стеной плато, создававшей впечатление сцены, причем в летние периоды практически по центру этой стены происходил небольшой водопад, а подходы проложены через многочисленные дугообразные мостики через ручьи и маленькие озерца.

Политические и юридические мероприятия проводились в Алфинги вплоть до конца 18 века – в разном формате и с разными правилами – но всегда с глубоким влиянием на жизнь обитателей острова. Парламенту не мешали ни норвежское завоевание, ни датское, ни сопутствующие им монархические законы. Так или иначе, правосудие вершилось в стенах Алфинги, пока наконец там не стало тесно и все действо не было перенесено в город. Здание парламента в Рейкьявике по-прежнему называется Алфингхусит, и хотя его функции постепенно рассосредотачиваются по соседним зданиям на главной площади, что-то мне подсказывает, что исландцы что-нибудь придумают, чтобы сохранить «Все Штуки» на еще долгие века.

До недавнего времени на плато над Алфинги можно было взобраться по тропинке вдоль водопада, но теперь даже летом туда не пускают из-за обвала породы, и приходится объезжать. Плато возвращает нас на иную планету своей сине-белой палитрой снега, льда и неба, где непонятно когда начинается одно и заканчивается другое. Видимость, кажется, на километры, все четко очерчено, заходящее солнце подкручивает контраст и наступает белое безмолвие – вы потерялись в пространстве и времени среди белых снегов и заретушированного неба. Снега много, он плотно сбит, но еще не покрыт ледяной кромкой и когда по нему идешь ощущение такое, что ступаешь по перине, что нет под ногами твердой земли, но ты тем не менее все еще идешь и не проваливаешься в белое ничто. Минут через двадцать солнце заходит совсем, и в отличие от побережья, здесь нет того закатного безвременья, когда остатки света еще долго висят в воздухе. Здесь темнеет быстрее и сильнее, горизонт пропадает на какой-то миг, после чего появляется луна со звездами, и вы снова оказываетесь на другой планете, уже не той, где были полчаса назад. Не хочу возвращаться, оставьте меня здесь, я с удовольствием тут замерзну. Но соратники по автобусу мерзнуть не хотят (-18), и начинаются брожения «а давайте уже поедем», которым не сразу, но уступаем.

Все ворчащие, тем не менее, не отлипают от окон всю обратную дорогу. У меня завтра последний день, надо провести его с пользой, так что поеду-ка я перед самолетом покупаюсь в горячем источнике. На полуостров Снаефелснесс кворума, к сожалению, не набралось, а для катания по вулканам на снегоходах нужны права.

Продолжение и практическая "полезная информация" следует.

Profile

paranoid_android: (Default)
paranoid_android

September 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios